nick_k56 (nick_k56) wrote,
nick_k56
nick_k56

А.К. Шпаченко. Они были первыми...

(о составе 0-й Хибинской экспедиции А.Е. Ферсмана)
Эти материалы были опубликованы в журнале ГИ КНЦ РАН "Тиетта" № 2, 2008 г.

 

Ф.И.О.

Должность

1
 
Ферсман А.Е.
 
Академик, начальник экспедиции
 
2
 
Костылева Е.Е.
 
Преподаватель Ленинградского университета, минералог
 
3
 
Бонштедт Э.М.
 
Научный сотрудник Геологического и минералогического музея РАН, минералог
 
4
 
Гуткова Н.Н.
 
Научный сотрудник Геологического и минералогического музея РАН, минералог
 
5
 
Лермонтова А.В.
 
Студент Ленинградского университета
 
6
 
Лихарева С.А.
 
Студент Ленинградского университета
 
7
 
Россиенская Р.Б.
 
Студент Ленинградского университета
 
8
 
Степанова М.Л.
 
Студент Ленинградского университета
 
9
 
Терпугова М.В.
 
Студент Ленинградского университета
 
10
 
Унковская В.А.
 
Преподаватель Ленинградского университета
 
11
 
Ерёмина Е.В.
 
Преподаватель Ленинградского университета
 

Таков был состав Хибинской экспедиции (иногда её ещё называли экскурсией) А.Е. Ферсмана 29 августа - 15 сентября 1920 г. Предыстория этой экспедиции, как и многие другие вопросы истории освоения Хибин описаны в многочисленных публикациях. Но вопросы, которые задаёт нам жизнь, по-прежнему остаются.
  Участники экспедиции А.Е. Ферсмана 1921 г. Стоят слева направо:  В.А Елизаровский, Э.М. Бонштедт, А.Е. Ферсман, Н.Н. Гуткова, Е.Е. Костылева,Е.П. Кесслер, А.В. Терентьев, З.А. Лебедева, Сидят: В.А. Унковская, В.И. Крыжановский,Г.С. Тщасковский, Б.М. Куплетский. Хибины. 1921 г. (Неизвестный Ферсман. М. 2003 г.)

Из всего состава этой Хибинской экспедиции А.Е. Ферсмана ("ферсмановской десятки"), доволь­но хорошо известно лишь о жизни и судьбе очень немногих из них. Это, прежде всего, о Екатерине Евтихиевне Костылевой и Эльзе Максимилиановне Бонштедт.
О других известно поразительно мало, прак­тически - ничего!..

В тех немногочисленный: ссылках, в которых уда­валось обнаружить хоть какие-то сведения о С.А. Ли­харевой, М.В. Терпуговой, Е.В. Ерёминой присутствуют некоторые детали, не позволяющие с уверенностью что-либо говорить о них. Очевидно, такая работа ещё предстоит по материалам архива С-ПГУ.

В статье Л.Г. Порицкой "Становление женского геологического образования в России. Ко дню геолога 4 апреля 2004 г." (Журнал "Санкт-Петербургский уни­верситет" № 8-9 (3664-65), 31.03.2004 г.), находим: "Первые годы Франц Юльевич практические занятия проводил сам, с 1905 г. ему помогала окончившая ВЖК ассистент В. Д. Ерёмина"...

В Ленинградском университете на кафедре геологии вместе с академиком Ф.Ю. Левинсон-Лессингом работала Е.В. Ерёмина..." Та ли это Ерёмина, что работала вместе с А.Е. Ферсманом? Какова её дальнейшая судьба? Там же упоминается М.В. Терпугова-Лихарева, а где С.А. Лихарева? Ни­чего нет о Р.Б. Россиенской.
В списке участниц этой Хибинской экспедиции (Хибинские и Ловозерские тундры. Т.М. 1925) с ошиб­кой написана фамилия Лермйнтовой А.В.
По отчётам о деятельности Геолкома, 13 - 16мая 1924 г. А.В. Лермонтова была, выбрана в штатные сотрудники Петрографической и Палеонтологической секций Геолкома (в списках 1923 г. её ещё не значится). В дальнейшем она определялась, как окончившая Ле­нинградский университет, в списке Личного состава на 1 октября 1925 г. значится - помощником геолога. На 1 октября 1926 г. она уже научный сотрудник. На 1 октября 1927 г. она - и.о. младшего геолога в Палеон­тологическом подотделе (IV отдела). Других данных нет.

Обнаружить данные о В.А. Унковской также пока что не удалось. Хотя фамилия Унковских в XIX начале XX веков в России была хорошо известна. Так, например, адмирал И.С. Унковский (1822-1886)был командиром фрегата «Паллада», который совершил на этом судне кругосветное плавание (1852). Унковские были в родстве с Тургеневыми и другими знатными родами России. В архиве В.И. Вер­надского (на сайте РАН) удалось обнаружить короткое письмо В.А. Унковской, датированное 31/V-38 г., судьба, которой пока что нам неизвестна...


На заседании Минералогического общества, 16 марта 1925 г. было принято решение присудить почётный отзыв имени А.И. Антипова (первый после 1917 г.), взамен учреждённой в его память медали, участникам Хибинско‐Ловозерской экспедиции Академии наук в лице: Э.М. Бонштедт, Н.Н. Гутковой, Е.Е. Костылевой, В.И. Крыжановского, Б.М. Куплетского, А.Н. Лабунцова и Г.П. Черника.
  Разведочная канава на г. Кукисвумчорр Геолог Н.Н. Гуткова, конец 20-х гг.? (фотоархив ГАМО, ф. 179, оп. 12.)

Нина Николаевна Гуткова (1896 - 1960?) участ¬вовала во всех пяти (1920-1924 гг.) экспедициях. Причем, в экспедиции 1924 г. в качестве начальника отряда (вдвоем со студентом ЛГУ Сермягиным В.А.) работала на Ловозерском массиве. Достаточно часто Н.Н. Гуткова представлена на различных сохранившихся архивных фотографиях во время полевых работ в Хибинах... По воспоминаниям Е.Б. Халезовой, Нина Николаевна Гуткова - боль-шая, шумная, полная энергии. Однако подроб¬ностей о ее жизни и работе автору пока что отыскать не удалось. Более того, по словам И.В. Пекова, когда он открыл свой очередной новый минерал, то назвал его "гутковаитом-Mn" (минерал из группы лабунцовита) (ЗВМО, 2002). Ему тоже ничего не удалось узнать о судьбе Н.Н. Гутковой.
Из комментариев к дневникам (1936 г.) акаде¬мика В.И. Вернадского узнаем, что Н.Н. Гуткова "в начале 1930-х годов аспирантка, затем сотрудник Минералогического института АН СССР. Ученица А.Е. Ферсмана, участник многочисленных экспедиций в Хибинские и Ловозерские тундры, автор многих статей по минералогии щелочных пород. Последняя известная нам публикация датирована 1938 г. Ее дальнейшую судьбу выяснить не удалось". Из текста самого днев¬ника следует, что Н.Н. Гуткова должна была заниматься (под руководством В.И. Вернадского?) цирконием.
После экспедиции Г.Д. Рихтера (1929 г.), впервые доставившего ультраосновные породы Монче-тундры до рук и глаз квалифицированных минералогов и петрографов, А.Е. Ферсман буквально "загорелся" идеей посетить эти места. Летом 1930 года в Монче-тундру прибыл отряд Н.Н. Гутковой, вместе с А.Е. Ферсманом и И.К. Кикоиным. В кратком отчете сказано: "Задачей наших поисков было отыскивание магнетита, хромита и сульфидов, особенно пирротина. Главным образом обра¬щалось внимание на первые, но магнетита и хромита, несмотря на все старания, нигде не было подмечено. Зато наблюдались сульфидные включения, которые в больших количествах были встречены лишь в одном пункте - на западном склоне  Нюдуайвенча  в  обрыве  террасы... " Для предварительной оценки перспектив обнаружения рудопроявлений Ленинградский геологоразведочный трест (ЛГРТ) в 1931 году направил в Монче-тундру небольшую геолого-поисковую партию под руководством М.Ф. Шестопалова и И.Я. Холмянского. В результате работ был намечен объект для разведки (участок Нюд-II) и найдены никеленосные породы на склонах горы Сопчуайвенч. Впервые обнаруженные А.Е. Ферсманом и Н.Н. Гутковой на склоне Нюдуайвенча мелко-вкрапленные медно-никелевые руды стали отправной точкой для открытия в Монче-тундре месторождений медно-никелевых руд.

Е.Е. Костылева начала работать с А.Е. Ферсманом еще в 1916 г., в составе КЕПС. Затем, после окончания Высших женских Бестужевских курсов, в 1919-20 гг. работала в качестве ассистента на Кафедре минералогии, геологии с кристаллографией в
Петроградском государственном химико-фармацевтическом институте. Наверное, правильнее будет все же сказать, “подрабатывала”, потому что еще с 1918 г. она была зачислена ассистентом по минералогии и кристаллографии на Бестужевские высшие женские курсы, а после их слияния с Петроградским университетом в 1921 г. она проработала в университете до 1929 г.

  Керносклад на месторождении Коашва. В центре Е.Е. Костылева-Лабунцова, Б.Н. Мелентьев, Т.В. Новохатская, 1961-62е гг.

Необходимо отметить такой эпизод из жизни Е.Е. Костылевой. По материалам, собранным экспедициями 1921 – 1922 гг. в Хибинских и Ловозерских тундрах, в 1923 г. и 1925 г. она (по представлению академика А.Е. Ферсмана) опубликовала две статьи о новом минерале рамзаите. Сравнивая его с уже ранее известным минералом лоренценитом, она отмечала полное отсутствие Zr в рамзаите, по сравнению с 12 % ZrO2 в лоренцените (найден был Г. Флинком в пегматитах массива Нарссарссук в 1901 г.) и делала вывод о принадлежности этих минералов к одной группе. Так и вошёл в нашу литературу минерал рамзаит, названный в честь Вильгельма Рамзая, известного на Кольском полуострове не только среди геологов. В 1947 г. Сахама установил отсутствие Zr в лоренцените и утвердил идентичность этих минералов. В 1956 г. в составе ВМО была организована Комиссия по новым минералам, а вскоре она вошла в состав международной комиссии по новым минералам. И согласно принятой процедуре приоритет в названии минерала был оставлен за лоренценитом. А жаль…
  На месторождении Коашва. Слева направо: Тамара Валентиновна Новохатская, Екатерина Евтихиевна Костылева-Лабунцова, Борис Николаевич Мелентьев, Олег Борисович Дудкин.1961-62е гг.

Первый научный отчёт (предварительный) минералогической экспедиции на Хибинский массив (август‐сентябрь 1920 г.) был сдан в печать в январе 1921 г. и опубликован в 10‐м выпуске Трудов Северной научно‐промысловой экспедиции НТО ВСНХ (1921 г.) Е. Костылевой и Э. Бонштедт. Екатерина Евтихиевна Костылева в Хибинах встретилась со своим будущим мужем, замечательным минералогом Александром Николаевичем Лабунцовым. И обвенчались они в 1925 г. в православной церкви в Ленинграде. До 1935 г. Е.Е. Костылева работала в научных учреждениях Академии наук (КЕПС, Геохимический институт АН, Минералогический музей АН, Ломоносовский институт АН, ХГС‐КБАН). Большая часть времени, в этот период была ею уделена изучению минералов Хибин и Кольского полуострова. Затем она работала во многих других академических экспедициях. Из воспоминаний М.А. Лабунцовой: “Московский период в жизни отца и всей семьи после перевода в 1935 г. Академии наук из Ленинграда в Москву был сопряжен с появлением большого числа трудностей и неприятностей”...

Из воспоминаний М.А. Лабунцовой, относящихся уже к весне 1948 г.: “… после вечернего чая было музицирование: мама аккомпанировала на пианино, а папа с гостями, и один исполнял отдельные куплеты из классических оперетт “Сильвы” и др., романсы”. Семья А.Н. Лабунцова была высококультурной и высокообразованной во всех отношениях. С 1956 г. Е.Е. Костылева‐Лабунцова работала в ИГЕМе. Профессор, доктор геолого‐минералогических наук, один из крупнейших минералогов страны… Всё последующее, что касается Е.Е. КостылевойЛабунцовой, записано со слов О.Б. Дудкина. В 1958 г. сотрудниками ИГЕМа были возобновлены минералогические исследования в Хибинах.

По воспоминаниям О.Б. Дудкина, летом 1958 г. он, будучи на полевых работах в верховьях р. Лявойок, встретился с небольшим отрядом во главе с М.Н. Соколовой. В последующие годы контакты между “хибинцами” постоянно укреплялись. Когда в начале 60‐х гг. начались буровые работы по разведке месторождения Коашва, на свежий керн зачастили “академики”. По словам О.Б. Дудкина, Екатерина Евтихиевна была очень сдержана в общении и немногословна. Считала себя минералогом, и к вопросам геологии и петрологии относилась очень осторожно. Когда Б.Н. Мелентьев, указывая на разложенный керн скважины, доказывал ликвационное происхождение апатитовых месторождений, Екатерина Евтихиевна заметила, что “наши гипотезы, какими бы мы не считали их обоснованными, они все равно примитивны по отношению к природным процессам. Я здесь вижу какое‐то общее течение вещества, перевернутые ксенолиты в ювитах. И, похоже, все это было в пластическом движении”. Б.Н. Мелентьев с юмором спросил: “А куда это все текло?” Она ответила: “На этот вопрос должны дать ответ геологи”.

По словам О.Б. Дудкина, она считала Хибины полиформационным образованием. Несколько раз говорила своим сотрудникам: “Хибинский массив кого‐то съел…” Результатом совместных работ стал известный 2х томник “Минералогия Хибинского массива” (1978). “Книга является итогом двадцатипятилетних коллективных исследований минералогов Академии наук СССР, осуществлявшихся под руководством ученика и соратника А.Е. Ферсмана доктора геолого‐минералогических наук, профессора Е.Е. Костылевой‐Лабунцовой”. За работу “Минералогия Хибинского массива” авторский коллектив минералогов впоследствии получил Ферсмановскую премию. Эльза Максимилиановна Бонштедт так же, как и Е.Е. Костылева, именно в хибинских экспедициях встретила своего будущего мужа, петрографа Б.М. Куплетского. Хорошо известен небольшой водопад в среднем течение р. Поачвумйок (водопад “Куплетского”).

На исторических фотографиях этого места – Б.М. Куплетский, Э.М. Бонштедт и Е.Е. Костылева (?). В 20‐30‐х гг. Э.М. Бонштедт принимала участие в составлении и редактировании монографии “Минералы Хибинских и Ловозерских тундр” (1937). Ее творческий путь в чем‐то близок пути Е.Е. Костылевой‐Лабунцовой. В 1948 г. она с успехом защитила докторскую диссертацию на тему “Минералогия щелочных пегматитов Вишневых гор”. После опубликования эта работа была удостоена академической премии имени А.Е. Ферсмана. 

 Б.М. Куплетский, Э.М. Бонштедт и Е.Е. Костылева (?) в Хибинах, р. Поачвумйок (“водопад Куплетского”), 20-е гг. (фотоархив ГАМО, ф. 179, оп. 12.)


В ИГЕМе она занималась изучением целого ряда новых и редких минералов. С 1952 г. по 1974 г. принимала самое активное участие в работе над многотомным справочником "Минералы" - как автор более чем 300 статей и заместитель главного редактора. С 1953 г. начала публиковать обзоры по новым минералам, суммировав их в книге "Новые
минералы, 1954 - 1972".
В честь профессора, доктора геолого-минера¬логических наук Э.М. Бонштедт-Куплетской назван минерал: бонштедтит - установленный в Хибинс¬ком и Ковдорском щелочных массивах Кольского полуострова (А.П. Хомяков и др. ЗВМО. 1982).


Ольга Анисимовна Воробьёва (1903 - 1974 гг.) так¬же участвовала в создании первого заполярного научного центра - Хибинской горной станции "Тиэтта" и стала ее первым ученым секретарем. Академик Н.В. Белов назвал её в своё время "Первой феей деревянного дворца на озере Вудьявр". Из воспо¬минаний Е.Б. Халезовой "Дорога длиною в жизнь" (среди соратников А.Е. Ферсмана): "... очень женст¬венная всегда нарядная Ольга Анисимовна Воробьёва, которая даже в горы ходила на каблуках". "Ольга Анисимовна Воробьёва и моя мама, Ирина Дмитриевна Борнеман-Старынкевич, заключили пари, кто быстрее сошьёт себе бальное платье из цветастых головных платков. Мама опередила Ольгу Анисимовну, но зато у той платье было ярче и выглядело более эффектно. Премии получили обе - одна за скорость исполнения, другая за изящество. А потом Ольга Анисимовна в этом платье виртуозно исполнила танец на столе среди рюмок, не уронив ни одной из них".
 Лагерь на Сейтъявре, геолог О.А. Воробьева, 1933-34 г. (фотоархив ГАМО, ф. 179, оп. 12.)

Более 20 лет своей научно-творческой дея¬тельности Ольга Анисимовна посвятила геолого-петрографическим исследованиям магматических горных пород и связанных с ними минеральных богатств Кольского полуострова, работая в малоизученных, труднодоступных районах Севера, в том числе и Монче-, Чуны и Волчьей тундры (начиная с лета 1931 года). Первые научные работы О.А. Воробьёвой по петрографии и минералогии Кольского полуострова получили высокую оценку. Ей была присвоена в 1937 году без защиты диссертации ученая степень кандидата геолого-минералогических наук. Итоги изучения щелочных пород Заполярья подведены О.А. Воробьёвой в докторской диссертации (1943 г). В 1947 году Президиум Академии наук СССР присудил доктору геолого-минералогических наук О.А. Воробьёвой Премию имени С.М. Кирова за минералого-петрографические исследования щелочных массивов Кольского полуострова.
Большое значение для развития отечественной петрографии имеет работа О.А. Воробьевой по классификации и номенклатуре изверженных горных пород, которая проводилась в 60-70-х гг. по линии Петрографического комитета Отделения
геологии, геофизики и геохимии АН СССР.
Хотелось бы закончить этот материал словами Ф.Ю. Левинсон‐Лессинга (много лет преподававшего до революции на Высших женских Бестужевских курсах) Еще в 1901 г. он писал: «Женщины доказали, что они не только могут быть полезными тружениками в науке, но из их среды выходят даже крупные научные силы…» (из статьи Л.Г. Порицкой).
 

 


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments